Пустота

Пустой стакан. Опустошенность… Только что был полон, и вот он пуст… Его стеклянная поверхность отражает мою унылую, небритую физиономию. Отсутствие содержимого отражает пустоту в моей душе. Какая странная взаимосвязь: по мере опустошения стакана — опустошается и душа! С каждым глотком в душе становится все менее уютно. Хочется чем-то заполнить пустоту и… я делаю новый глоток. Делаю новый глоток и ощущение пустоты усиливается. И вот, стакан опустел… Зияющая пустота раскрывает свою пасть все шире, а заполнить уже нечем. Она заглатывает меня, я проваливаюсь в ее ненасытную глотку и падаю…

Я на дне стакана. Я — несчастная крохотная мошка, безнадежно увязшая в остатках липкой влаги. Стакан огромен. Его края взлетели на недосягаемую высоту. Залапанный жирными пальцами мир за толстым слоем стекла преломляется в какую-то абстракцию. Внезапно абстракция оживает. Несколько ее элементов ритмично пульсируют, постепенно сливаясь в один доминирующий, расширяющийся и поглощающий все остальные. Что-то приближается. Что-то нехорошее… Кто-то нехороший…
Дно подо мною содрогнулось. Похоже, нас ставят на поднос. Куда-то несут. Гигантский подбородок красавицы официантки грациозно покачивается над горловиной стакана в такт ее шагов. Что на всем белом свете беспокоит ее меньше всего, так это участь глупой мошки в грязном стакане. Сейчас меня смоют в раковину, или того хуже… Господи помилуй! Боже, Ты один кому я нужен, я — глупый пленник собственной ненасытности! Помоги мне выбраться из этого Ада!
Чья-то твердая рука тормошит мое плече:

— Алё, северный полюс, допивать будем? Кафе закрывается!

Дородная буфетчица в засаленном фартуке, нависает надо мною, уперев руки в бока. Смотрю на нее. Смотрю на стакан. Наконец, соображаю где я:

— А можно мне подумать? еще минутку, пожалуйста?

— Шо тут думать?! — вытаращилась она, — допивай и вперед! мыслитель нашелся… 

Замызганное привокзальное кафе. Виднеющееся за окном электронное табло высвечивает 22.57. В зале только я и еще пара таких же «мыслителей» через столик. Снова смотрю на стакан и тут до меня доходит: там еще коньяку на пару хороших глотков! Откуда? Точно помню, что допил… потом это странное видение, мой отчаянный вопль, и вот… разве что момент, когда я допивал был уже частью видения? Хочу допить оставшийся коньяк, но боюсь даже дотронуться до стакана: перед глазами все еще стоит та жуткая, разинутая пасть пустоты…
Душевная пустота. Как убежать от нее? Где скрыться? Посреди какого праздника? Тут вспоминается мне «Алиса в Зазеркалье»: чтобы убежать от предмета, нужно побежать навстречу ему! Делаю над собою усилие, встаю и, провожаемый ошарашенными взглядами «мыслителей», удаляюсь, оставляя коньяк не допитым.
Выхожу на улицу. Ночь. Ледяной февральский ветер швыряет мне в лицо пригоршню сухого и острого как иглы снега. На улице -25-ть… а в душе невесть откуда взявшийся уют и теплота…


Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s